8 (3513) 543-545
glagol.miass@mail.ru - общая

Горячая линия

Стройотряд-88, или Сочинение «Как я провел лето» |

Лето. Жара. Пляж битком. В основном – молодежь, отдыхающая от учебы. Студенты между экзаменами, школьники на каникулах. Невольно возникает вопрос – и так все лето? Конечно, отдыхать нужно. Наверное. Но, оглядываясь в свое прошлое, я вижу совсем другое лето.

Стройотряд-88, или Сочинение «Как я провел лето»

На первую работу вышел в 12 лет, был землемером-учетчиком. Если кто не знает, эта работа заключалась в замере площадей, обработанных механизаторами. Со стороны выглядел я, наверное, забавно. Недоросль с аршином в руках (это такой «циркуль» из палок), размером выше собственной головы, нарезающий километры по вспаханным полям. Врать не буду – получалось не очень хорошо. И было дико тяжело. Продержался я всего месяц, но какую-то копеечку все же получил.

Но то были игрушки. Первое по-настоящему жаркое для меня лето выдалось в 1988-м году, после первого курса мединститута. Тогда я сколотил стройотряд из друзей-единомышленников и махнул с ними по комсомольской путевке в Сибирь, в Томскую область. Поскольку я был еще и командиром сройотряда, то первый визит туда состоялся ранней весной. В плацкартном вагоне я отправился заключать предварительный договор. 

Где-то километрах в ста от Томска нас ожидала грандиозная стройка... Мы там оказались после сесссии полным составом в конце июня. Все чин по чину. Комиссар – грозный «афганец» Аман по прозвищу Душман. Бригадир – веселый Валера (для своих – Борман). Интендант Леха Плющ (потому что Плющев). И еще 20 парней с веселыми прозвищами.
Три дня в плацкарте прошли весело и шумно. Первый повод для тревоги появился в Томске. Припасы – консервы – мы умяли в дороге, денег не брали с собой, потому что ехали ведь зарабатывать (да их просто не было), а в месте назначения нас никто не ждал. Почти сутки мы проторчали возле обкома комсомола, пока нам дали обещанный автобус, и отправились в деревню домов на 70 в окружении глухой тайги.


Разместились в недостроенном доме, матрасы и постельное белье каким-то чудом нам все же выдали. Мы тут же отрубились, хоть и были полуголодные. Настоящие проблемы начались на следующий день. Стало ясно, в каком именно месте все мы оказались. Фронт работ был очень серьезным для таких неквалифицированных рабочих, какими были мы на тот момент. 

С нуля требовалось сделать фундамент под серьезное оборудование по достаточно сложным чертежам. Причем котлован копали вручную. Бетон мешали сами в огромной бетономешалке, поднимая вручную мешки с цементом и щебень. Из техники нам дали только старенький трактор МТЗ-50 с прицепом, на котором ездить, как выяснилось, умел только я.


Но все это было полбеды. Нам не дали ни продуктов, ни денег, совершено резонно заявив, что их надо сначала заработать. Вот это была шабашка! Вот это была командировка! Днем, как проклятые, мы таскали мешки, а вечером кололи дрова местным жителям и ремонтировали сараи за еду.


На третий день я умотал в область выбивать аванс на перекладных . Дали с боем рублей сто. На 20 человек немного, но хоть что-то. Работа пошла веселей. Новая проблема возникла через неделю: кончился цемент. Мы «курили бамбук» день, второй, третий. Я бегал в райцентр и орал в телефон на почте – дайте материалы, ведь мы приехали работать и зарабатывать.


Просидев еще неделю без дела, парни начали тихонечко бузить, а потом – бузить громко. Я как инициатор авантюры оказался крайним. В конце концов получил бунт на корабле.
Когда наконец-то приехал на объект решающий человек с обещаниями материалов, техники и инженера (мы ведь успели один из фундаментов залить неверно и потом разламывали его сами), мои парни его чуть не придушили. А народ-то был крепкий. В общем, свалил он, обещая всякие неприятности.


Материалов нам так и не дали... Ни завтра, ни послезавтра. Расчет мы не получили. Наскребли по карманам, накалымили у местных денег на билеты и поехали обратно с очень тяжелыми впечатлениями. Ребята разбрелись по общагам, а я рванул под Усть-Катав к родственнику, который работал директором совхоза. Тот переговорил с друзьями, и мы получили подряд на ремонт коровника.


Это было не так романтично, как комсомольская стройка в Сибири, зато работа несложная, хотя достаточно тяжелая физически. Материалов – завались, природа – великолепная, продукты – без органичений. В общем, сказка.
Единственной проблемой – пусть и ненадолго – были деревенские, которые все грозились наведаться к нам в гости. Наведались. Перемирие я заключал с главшпаном Коляном за бидоном медовухи во дворе его дома. Внутрь этого огромного мужика с кулачищами ниже колен не пустила его жена. Маленькая такая, ростиком ему по грудь, но шумела убедительно. Вы пили настоящую медовуху? Это похоже на сладкий компот с плавающими пчелами. После третьей кружки Колян (десантник с боевым опытом) выдал пламенную речь: вы настоящие пацаны, теперь к вам никто не подойдет за три версты. И предупредил меня: медовуху больше не пей, после чего вырубился. Я его понял через минуту. Я просто не мог встать на ноги, будто парализованный.


В общем, закончилось все хорошо. Расчет мы получили, и я потратил его почти полностью тут же, в деревне, весь полностью. Как ни странно, в местном магазине вместе с сапогами и штормовками продавались фирменные австрийские пуховики. Купил сразу два, и носил их до конца института. Денег хватило еще и на цветной телевизор.
Как лето весело началось, так приключениями и закончилось. Уезжали на учебу вдвоем с интендантом последними, уже в конце сентября, сдав вещи – постельное белье, лопаты, топоры. 

На нашей станции электричка почему-то не остановилась, и мы зацепились за поручни, надеясь на чудо. Но его не случилось – двери не открылись, и мы висели на поручнях до следующей станции. Если честно, я был уверен, что это последняя поездка в моей жизни. Температура воздуха была в это время около нуля градусов. На станции нас отливали горячей водой и отпаивали чаем, но все же следующую неделю я провалялся с ангиной.
Несмотря ни на что это яркое лето я не променял бы на пляжный отдых ни за какие коврижки.

Валихан ТУРГУМБАЕВ

Возврат к списку

Актуальные статьи

AlfaSystems massmedia K3FN2SA