8 (3513) 543-545
glagol.miass@mail.ru - общая

Горячая линия

Бытовое убийство |

Редакция газеты «Глагол» продолжает публиковать истории из книги, изданной ветераном миасского ОМВД Василия Васянина «Создай меня, мама!». Оленев – молодой оперативник уголовного розыска, но, несмотря на небольшой опыт работы, он уже показал себя толковым сыщиком. На этот раз ему предстоит задержать хладнокровного убийцу молодой женщины, которая погибла практически на глазах трехлетней дочери.

 

Бытовое убийство

- Ребята, срочный вызов на улицу Пушкина, дом номер тридцать семь. Ножевое. Как поняли? В этом районе вы одни, все экипажи заняты. Что по краже?

- Ложный вызов.

- Добро, - рация приглушённо щёлкнула и замолчала. - Вот видишь, дядя, пока ты у нас время понапрасну отнимал, кого-то ранили ножом, - с укоризной взглянув на недовольного мужичка, Оленев захлопнул дверь перед самым его носом.

«Уазик» рванул с места, набирая скорость. Он быстро пересекал перекрёстки в сопровождении непрерывно проблёскивающих синим милицейских маячков, озарявших кварталы улиц города.

Любопытные и испуганные люди, стоявшие неподалеку от указанного диспетчером дома, и даже перекрывшие проезжую часть, с облегчением вздохнули, когда крики, вопли, голоса, разрезала звонкая сирена.

- Там действительно что-то серьёзное, - подумал Василий Оленев.

13_2.jpg

Автомобиль плавно подкатился, скрипнув тормозами, остановился. Выйдя из машины, Оленев растворился в толпе, пробираясь к калитке. Он осторожно приблизился к невысоким окнам. Перед ним был каменный фасад первого этажа дореволюционных построек. В одной из комнат парень лет двадцати пяти старательно постукивал топором по местам, где когда-то были оконные рамы… Грязный, вымазанный кровью, он поменял дислокацию, наводя руку с топором на то, что еще недавно называлось мебелью. Лишь  на секунду он прервался, чтобы выпить налитое в грязный стакан, а затем вновь принялся методично стучать. При каждом ударе металлическое лезвие топора издавало звонкий, пронзительный звук.

- Психа как раз и не хватало, - подумал сыщик, следя за   каждым движением парня.

- Мужик, положи топорик, выходи, опохмелимся и покурим!

Но тот на предложение никак не среагировал и продолжал тупо поколачивать стену. Осмотрев по возможности пространство квартиры через открытое окно, Оленев не заметил убитых или нуждающихся  в экстренной помощи людей.

При другом раскладе он, не задумываясь, уже запрыгнул бы в помещение. Надо отметить, что в советские восьмидесятые, задержание  проводили сами сотрудники уголовного розыска, участковые инспекторы или обычный дежуривший на  сутках наряд, так как тогда не было ещё в МВД групп специального назначения - ОМОН, СОБР.

- Василий, подойди сюда! - это звал водитель при дежурной части Сергей Орлов. Он не отсиживался за рулём своего «УАЗа», когда Оленев пошел к месту происшествия. Проскользнув мимо окон первого этажа, Сергей обследовал двор и остановился в нескольких шагах от центрального входа, взяв в руки берёзовый кол, что лежал неподалёку.

- Ох, ё-моё!! - непроизвольно вырвалось у Оленева. Ещё несколько дней назад он видел в какой-то пьяной компании эту красивую, молодую женщину, а сейчас она неподвижно лежала на спине. Её от природы белокурые, длинные волосы, перепачканные кровью, безжизненно разметались по сторонам, прикрывая мёртвые, широко открытые глаза, в которых застыл страх. Бурая кровь, обильно вытекая из нескольких нанесённых ей ножом ран, медленно заполняла грязный угол коридора.

- Видимо, она убегала от него по коридору.

- Что? – вздрогнул Оленев. - А, да, бежал за ней, и всё это время тыкал её ножом, пока она не упала. Ты присмотри здесь, Серёга, чтоб он не вышел из квартиры, я по рации сообщу о случившемся.

Топор по-прежнему продолжал напоминать о себе и о его владельце тревожным эхом.

- Город, я тридцатый.

- На связи город.

- Юрий Михайлович, у нас убийство. Подозреваемый вооружён топором и ножом. Закрылся в квартире. Жертва – молодая женщина в возрасте двадцати-двадцати пяти лет. Её тело находится в общем коридоре. Во время бегства из квартиры была настигнута практически на улице, - передавая информацию, Оленев продолжал внимательно следить за окнами.

- Ребята, надо его брать. Оружие при себе? - поинтересовался дежурный.

- Оружия нет ни у Сергея, ни у меня.

- Ладно, - спокойно произнёс дежурный. - Смотрите там аккуратно, сейчас с оружием кого-нибудь пришлю.

Это был легкомысленный поступок всего дежурного наряда, за что все получили впоследствии на рапорте выговоры. В восьмидесятые у многих присутствовала необязательность в ношении табельного оружия. Оленев также не был исключением и не всегда брал «Макарова» с собой. Ведь до девяностых было еще далеко, а поэтому не было страха за свою жизнь. У людей было уважение к закону, а у кого-то и боязнь милиции. <…> Теперь милиционерам приходилось рассчитывать только на себя и удачу.

Прут металлической арматуры, валявшийся в свалке мусора возле соседнего сарая, пришелся кстати. Василий наклонился, чтоб его приподнять.

- Ты, как сюда попала? – Оленев был искренне удивлён. Маленькая девочка, в возрасте трёх лет, молча стояла и широко раскрытыми своими глазёнками смотрела на труп. И только сейчас оперативник заметил пожилую женщину, медленно шагающую к нему навстречу со стороны старого амбара. Она была пьяна. Не спуская глаз с девочки, женщина неуверенной походкой шла к малышке.

- Внучка, - с трудом выдавила она из себя. - Это моя внучка, - повторила женщина.

«Чёрт возьми, так это пьяное тело – бабушка!» - остолбенел сыщик. Как выяснилось позже, она была матерью убитой. В этот злополучный день они, как это бывало не однажды, устроили застолье с новым ухажером дочери.

Взяв на руки испуганную девочку, на которую невозможно было равнодушно смотреть, Оленев покрутился по сторонам в надежде пристроить ее. Ему не хотелось отдавать её в руки пьяной тетки, он думал о том, что, девчушка не должна загубить своё будущее, как мама. Но он мог всего лишь найти для нее сейчас безопасное место, а завтрашний день малышке все же предстоит встретить с бабушкой...

Сирена, скрип тормозов легковушки привлекли внимание Оленева. На помощь подоспела группа из трёх сотрудников патрульно-постовой службы, и только у одного из прибывших оказался пистолет. <…>

- Василий!!! - неожиданный окрик Сергея заставил оглянуться.

Медленно, не замечая лужи крови, парень выходил с топором в руках. На первый взгляд ему было не более двадцати пяти. Босой, перепачканный  кровью, с тяжелым взглядом глубоко посаженных глаз, он имел жуткий, устрашающий  вид.

- Мужики, дайте закурить, - нарушив молчание, вдруг пробормотал вполголоса «пришелец».

- Топорик положи и получишь сигаретку,- предложил Оленев, готовясь в любую секунду броситься на преступника.

Неожиданно быстрым рывком вперёд водитель кинулся навстречу и с силой навалился на рукоять топора. Преступник потерял равновесие и отступил на полшага назад. В этот момент метко брошенный Оленевым металлический прут достиг своей цели. <…> Пятки бандита, решившего спастись в квартире, засверкали в полутёмном коридоре барака. Погоня была недолгой. <…>

Петухов Николай родился в семье, где понятия о нравственности отсутствовали напрочь, где спать приходилось в одной постели с пьяными родителями, где грубой физической силой унижали его достоинство. На суде защита давила  на его несчастное детство, исковерканную психику. Милиционеров проверяли на корректное отношение к злоумышленнику.

- А не подвергали ли вы его физическому воздействию в момент задержания? - прозвучал провокационный вопрос судьи на процессе.

- Что вы, да как можно, живого человека. Мы его просто уговорили, - с иронией сквозь зубы процедил Оленев.

Несмотря на активность защиты, убийца получил свое – ему дали 12 лет. Отбывать свой срок он отправился в колонию строгого режима. Вернулся ли он оттуда или так и окончил свой век где-нибудь за колючкой, Оленев так и не узнал.

Возврат к списку

Актуальные статьи

AlfaSystems massmedia K3FN2SA