8 (3513) 543-545
glagol.miass@mail.ru - общая

Горячая линия

По прозвищу «Бык» |

Новая детективная история из книги ветерана миасского ОМВД


По прозвищу «Бык»

В Миассе издана книга ветерана органов внутренних дел Василия Васянина «Создай меня, мама!»

Впервые в истории Миасса бывший правоохранитель решился выплеснуть накопившиеся за многие годы работы в органах эмоции и поделиться своим опытом с читателями. Его книга была презентована в Центре профессиональной подготовки ГУ МВД и высоко оценена его руководством.  «Глагол» продолжает публиковать фрагменты книги.

 

<…>

– Извините, Ольга Николаевна. Итак, вы подошли к окну...

Женщина лет тридцати пяти подобрала полы своего красного плаща, разметавшегося по сторонам, и плотнее запахнула их, явно волнуясь, задумавшись о чем-то своем. Возникла пауза в несколько секунд.

– Да, в это время, – продолжила воспоминать она, – я находилась на кухне и занималась уборкой. Мои окна как раз выходят на сторону этой площадки. Боже, как они его били,.. – Ольга замолчала, старательно вытирая капельки слез.

– Извините, – продолжила она. – Форточка в комнате была открыта, и я услышала крики, шлепки и нецензурную брань мужчин. Погасив лампочку, подошла к окну. Так было лучше разглядеть, что происходило на  улице. У нас между жилыми домами устроена площадка для стоянки транспорта, она слабовато, но освещается. В этот момент я и увидела, как на ней трое пинали лежащего и не двигавшегося уже паренька, – она вновь смолкла, ожидая, быть может, дополнительного вопроса. И вопрос не заставил долго себя ждать.

– Скажите, в каком часу это все происходило?

– Было поздно. Двадцать три тридцать, я собиралась  заканчивать уборку и взглянула на часы.

– Вы не помните, как были одеты эти трое? Приметы, быть может, заметили какие. А может, кто-то показался вам знакомым?

– Нет, вы знаете, я очень испугалась, увидев эту страшную картину, кто-то из окна соседнего дома прокричал этим парням, что вызовут милицию, и они вскоре убежали. Я никого из них не знаю. Заметила только, что один был высокий и одет в черную куртку. Извините, больше ничего не заметила. Проживаем здесь мы с мужем не так давно и поэтому многих соседей не знаем.

– Вам есть что добавить? – переспросил сыщик.

– Вскоре я увидела пожилую женщину, она выскочила из дома напротив и подбежала к лежащему на асфальте пареньку. В этот миг она сильно закричала и заплакала. Стали собираться люди, немного погодя подошла машина «скорой помощи». Это все. К сожалению, больше ничем помочь вам не смогу.

Воцарилась минутная тишина, пока Аркадий дописывал последние показания свидетельницы.

– Прочитайте, записано с ваших слов, и распишитесь.

<…>

 – Над чем работаете? Что-то серьезное? – поинтересовался Оленев.

– Да, сейчас этим занимается почти весь розыск. Нанесение тяжких телесных. Парень, не приходя в сознание, умер в машине «скорой помощи». Мать своего сына узнала только по одежде. И все произошло-то возле дома, где он проживал. Знаем пока только то, что возвращался Сергей со свадьбы и натолкнулся во дворе на каких-то дебилов. Из опроса свидетелей выяснили, что ушел он со свадьбы один и даже трезвый, так как ведет здоровый образ жизни, вообще характеризуют его очень положительно, в этом году должен был заканчивать институт. На свадьбе ни с кем не ссорился, все прошло гладко и весело. Вот пока все, чем сейчас располагаем. В общем, хватает случайных неожиданностей в жизни, видимо, у каждого своя судьба, – закончил оперативник, задумавшись о чем-то своем.

– Я к начальству, а тебе до завтра. На-страивайся, работы теперь будет очень много.

<…>

В составе одной из опергрупп Оленев проводил обход прилегающих к месту происшествия зданий, проверял людей на причастность к преступлению, собирал информацию. Понятно было одно: те трое просто не оставили Сергею шансов на жизнь, без предъявления каких-то претензий. Неожиданный удар свалил его на землю. А далее – любимое развлечение трусов всех мастей не заставило себя долго ждать. Весело гогоча, они жестоко пинали и прыгали на голове паренька, пытающегося подняться.

<…>

– Что по информации у тебя, Аркадий? – начальник отделения уголовного розыска внешне казался спокойным, но бессонные ночи выдавали глаза.

– Вышли сейчас на Быка. Многие подтверждают, что до столкновения с погибшим он затеял драку в районе Дворца, а затем с несколькими друзьями, как раз в эти часы, поднимался вверх по этому району, где запинали пацана. И живет он там же, недалеко. Прячется, правда.

<…>

Очередная информация подтвердила причастность не судимого ранее Быка (Быкова Николая) к совершению этого жестокого убийства из хулиганских побуждений.

Немного волнуясь, Оленев впервые ехал на свое первое задержание. Оно точно врежется ему в память.

<…>

От сильного удара ногой дверь распахнулась. Шум и грохот разбудили и напугали «крутого» парня. Он сполз со своей кровати, чтобы спрятаться под ней. Но оперативники схватили его с двух сторон и повалили на пол. С легким скрежетом ему на запястье надели наручники. Подняв голову, Николай замер перед стволом оружия, направленного ему прямо в глаза.

– Ну что, гаденыш, может, пристрелить тебя сразу? Вы почему, уроды, парня затоптали до смерти? Рассказывай!.. – оперативников разрывали в клочья накопившиеся эмоции – боль за ни в чем не повинного парня, возмущение от беспредельной жестокости бандитов.

<…>

– Парни, простите, мы пьяные были. Он что-то сказал нехорошее нам.

– Да что он вам мог сказать, вы тут всю округу в страхе давно уже держите. Рассказывай, где остальных будем брать?

Получив  подробный расклад, сыщики переглянулись. Отзвучавшая одна из фамилий этой группы нападавших была им хорошо известна. Голов Игорек, сынок работника милиции. К восемнадцати своим годам сформировался дерзким, наглым, высокомерным и, как говорят в народе про таких, конченым негодяем. Это как раз он первым ударил Сергея, а затем, веселясь, прыгал по нему вместе со всеми, оставляя следы своих каблуков.

Чего ж не хватало сынку, произрастающему в полной семье недураков-родителей? Папа, хоть и был дознавателем, ну уж очень слепо с мамой любили своего сынка, не вникая в мелкие шалости, потакая капризам подрастающего юнца.  А главное, он знал о совершении «тяжкого» сыночком и покрывал его.

Суд да дело – и статья. Срок – от восьми до двенадцати лет за нанесение тяжких телес-ных, повлекших смерть. Отбыв свои сроки, они вернутся домой – к подружкам, друзьям и товарищам. К своим мамкам, папкам, сделавшим их такими. А погибший Сергей никогда уже не создаст семьи, не оценит минуты счастья, не обнимет любимую свою маму, которая ушла вслед за ним, не выдержав потери сына...

Продолжение следует.

Возврат к списку

Актуальные статьи

AlfaSystems massmedia K3FN2SA