8 (3513) 543-545
glagol.miass@mail.ru

gl3.jpg

А что будет с местным самоуправлением? |

Инициированные президентом страны масштабные изменения российской Конституции затронут не только верхние этажи власти, но и власть «на земле» – местное самоуправление (МСУ).

А что будет с местным самоуправлением?
Подверстывая все под логику транзита власти, про МСУ наблюдатели поспешили вынести следующий вердикт: в новой версии Конституции его автономии, мол, придет конец. Так ли это? На этот вопрос мы попросили ответить доктора юридических наук, профессора, декана Факультета экономики, управления, права миасского филиала ЮУрГУ, а также и председателя Общественной палаты нашего округа Сергея Соловьева.
– Да нет, это совсем не так. Сами по себе поправки не уничтожают автономию местного самоуправления. О чем идет речь в предложениях президента в части, касающейся МСУ? Во-первых, ст. 132 Конституции предлагается дополнить частью 3, предусматривающей, что «органы местного самоуправления и органы государственной власти входят в единую систему публичной власти и осуществляют взаимодействие для наиболее эффективного решения задач в интересах населения, проживающего на соответствующей территории». Во-вторых, в ст. 133 закрепляются гарантии МСУ на компенсацию дополнительных расходов, возникших в результате выполнения муниципальными органами во взаимодействии с органами государственной власти публичных функций и полномочий, имеющих государственное значение. Ранее в Конституции речь шла только о компенсациях за дополнительные расходы, возникшие в результате решений, принятых органами госвласти.
Предложенные новации не так радикальны, как ожидалось. Более того, они не привносят в Конституцию почти ничего нового. Ключевая поправка о вхождении органов МСУ и органов государственной власти в единую систему публичной власти в предложенной редакции – это лишь развитие базовой конституционной нормы о том, что суверенный народ Российской Федерации осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы МСУ.
Здесь важно понимать, что единая система публичной власти, частью которой объявляются органы МСУ, не равнозначна системе органов государственной власти, в которую они по-прежнему не входят. Необходимость же межуровневого взаимодействия, закрепляемая в проектируемой ч.3 ст. 133, действующей редакцией Основного закона прямо не предусматривается, но имплицитно следует из общей для органов МСУ и органов государственной власти нацеленности на обеспечение прав и свобод человека, т. е. согласно ст. 2 Конституции высшей конституционной ценности. Фактически единственным настоящим новшеством является компенсация дополнительных расходов в результате совместной деятельности властей разного уровня.
Хотя, конечно, опыт последних лет показывает, что действующая Конституция сама по себе является недостаточной защитой от усиления влияния органов государственной власти на местное самоуправление.
В качестве примера можно привести замену прямых выборов мэров процедурой их конкурсного отбора. Как происходит сегодня в Челябинской области и в нашем Миасском округе тоже. Возможность назначить высшее должностное лицо муниципального образования решением представительного органа из числа кандидатур, отобранных конкурсной комиссией, появилась в начале 2015 года. Хотя конкурс на должность главы открытый, и участвовать в нем могут все желающие, отвечающие не очень сложным квалификационным требованиям, у жителей муниципального образования нет возможности влиять на то, кто в конечном итоге станет главой их муниципалитета. Финальное решение формально принимается представительным органом МСУ, но депутатский корпус ограничен в своем выборе только теми кандидатами, которых ему представит конкурсная комиссия. Именно эта структура обладает реальной властью решать, кто конкретно будет главой муниципалитета. А самый влиятельный голос в этой конкурсной комиссии, как правило, у того, кого в ней нет – у губернатора.
Михаил Тютёв
© опмго.рф

Возврат к списку

Актуальные статьи

AlfaSystems massmedia K3FN2SA