8 (3513) 543-545
glagol.miass@mail.ru

gl3.jpg

Мы живем в какой то единственный миг |

В школе № 17 побывал герой России Владимир Георгиевич Шендрик.

Мы живем в какой то единственный миг
Владимир Шендрик – заслуженный штурман-испытатель, многократный рекордсмен в мировой авиации. Но мало кто знает, что во многом его достижения связаны с учебой в 17-й миасской школе. Именно здесь был заложен духовный фундамент. Теперь Владимир Георгиевич сам является великолепным ориентиром для детей. Вот уже десять лет школа носит его имя. 
Ученики всегда с нетерпением ждут приезда наставника, готовятся к встречам. Общаться с Владимиром Георгиевичем интересно: его отличительными качествами являются широкий кругозор, незаурядная эрудиция, скромность и обаяние. Но так получилось, что дорогой гость в этом году приехал в родной город в период летних каникул, поэтому встреча проходила в узком кругу педагогического состава. Из присутствующих были завучи Ирина Плеханова и Наталья Черных, директор школы Лариса Витковская. 
Встреча прошла в непринужденной, теплой атмосфере. Лариса Вячеславовна поделилась многочисленными успехами. Школа постепенно преображается. Расширяет свои возможности в сфере образовательных услуг. Новое техническое оснащение позволяет идти в ногу со временем. В этом году первое место заняли в спортивно-патриотическом мероприятии «Гонка ГТО: Путь Победы», посвященное 74-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне. 
В свою очередь, Владимир Шендрик поинтересовался укомплекованием первых классов, спросил о сдаче ЕГЭ. Оказалось, что первоклашек стало больше. Уже не три, а четыре класса. ЕГЭ сдали все. Все получили аттестаты. Десятый класс в этом году набран практически без троешников. 
За кружкой чая Владимир Георгиевич побеседовал с корреспондентом «Глагола». Затронутая тема несколько необычная – касалась и философии, и религии.
– Верите ли вы в Бога или Высший разум, что человек приходит в этот мир для того, чтобы выполнить свое предназначение, миссию?
– Знаете, я не могу сказать полностью, что я верю в то, что есть у человека определенное предназначение, и что он именно это должен сделать, но с другой стороны, есть что-то, и к этому надо относиться серьезно. И Высший Разум, как Разум всех живущих людей и не только людей, наверное, существует. На самом деле я больше верю все-таки в Высший Разум, чем не верю. 
А говоря о предназначении, действительно есть что-то такое, что определяет судьбу, но, наверное, еще и обстоятельства могут изменить это предназначение. Я скажу в плане этого вопроса в контексте. Мы задумываемся, что такое жизнь и что такое время вообще, что это за субстанция и как она идет. Есть такое мнение и интересные выводы, что время – это миг. Мы живем в какой-то единственный миг, как бы иголочкой считываем это время. Так вот, какова продолжительность мига для человека? Считается, что она имеет конкретную, точную размерность. Для человека нормальной жизни миг – это одна пятидесятая секунды. Мы живем этот миг одновременно и в прошлом, и в будущем. На одну сотую вперед и назад. Но бывают такие явления, когда миг сжимается или растягивается. 
Наверное, каждый человек испытывал в стрессовой ситуации, когда все как в замедленном темпе происходит. Есть свидетельства бойцов на войне. На их глазах падает и взрывается снаряд. Он видит, как медленно он краснеет, как разделяются осколки и потом без сознания. Когда с неба падает какой-то предмет так медленно, что успеваешь увернуться. Отсюда дальше будем говорить, а как будущее предсказывают? Ведь на самом деле много свидетельств, точных предсказаний. Когда человек заглядывает в будущее. Оказывается, кто-то может растянуть этот миг на большее время. Может быть, на секунды, может быть, на часы. В этом случае мы как бы заглядываем в будущее. Такое интересное объяснение.
– Когда 1999 году в Ле-Бурже случилась катастрофа с вашим самолетом Су-30, этот миг тоже растянулся? 
Да, действительно при катапультировании, я ощущал срабатывание всех систем, прочувствовал, как медленно выходит кресло, клапана отделяются, вот самолет уходит из-под тебя, а потом только бах! И все пошло быстро, когда уже повис на парашюте. То есть в этот момент для меня время стало иметь другую размерность. Успеваешь за это время много обдумать, мозг работает очень быстро и кажется, что время идет медленно.
– С какими необычными явлениями вы сталкивались в небе?
– Один раз пришлось видеть что-то похожее на метеорит, или НЛО, как мы говорим. Это был ядовито-зеленый камень или что-то такое, яркое очень. Я летел на самолете МИГ-31, а эта штука пронеслась между шапкой облака и нашим самолетом.
– Не боитесь летать на гражданских самолетах?
– Нет, не боюсь. Знаю, что сейчас пилоты не очень хорошо подготовлены. Но, тем не менее, есть статистика. Это безопаснее, чем ездить на автомобиле. 
На самом деле гражданские самолеты – пассажирские, транспортные – могут сейчас летать без экипажа, без пилота, потому что автоматика позволяет взлетать, по маршруту пройти, садиться и все остальное. Конечно, с боевой авиацией сложнее, потому что идет соревнование интеллекта в воздушном бою, поиск целей разнообразных, трудно пока научить машину. Но уже летают наши самолеты в автоматическом режиме строем друг за другом. В принципе для гражданской авиации уже возможно такое. 
К сожалению, могут быть отказы каких-то систем, как произошло с самолетом Суперджет в мае этого года. Причина катастрофы в том, что экипаж не был обучен ручному пилотированию. Не справился просто потому, что практически не летал в ручном режиме. В автоматическом режиме оторвался, кнопки нажал, все, закончилась работа. А тут молния ударила. Выбило один контур автопилота, пришлось вручную управлять, паника возникла и как следствие – катастрофа. Наличие сложной автоматики не гарантирует выхода из экстремальных ситуаций. Поезда сталкиваются и у нас, и за границей, хотя все движение в автоматическом режиме регулируется.
Страшно, когда неизвестность. Когда человек не понимает, где он и как выйти из создавшейся ситуации. А когда ты знаешь и готов к этому, то любая ситуация, страшная со стороны, на самом деле не страшная. В сложных ситуациях нужно медленно и спокойно все делать, чтобы не ошибиться, ошибка может дорогого стоить – жизни. Я попадал в ситуацию, когда действительно страшно, было такое, когда ты не знаешь что и почему, но это было один раз. В понятной ситуации страха нет. Неопределенность, неизвестность пугает. 
– Как вам Миасс?
– Миасс преобразовывается. Резких изменений я не вижу, но так нормальный, большой город. Строительство идет, в том числе и частное. Но дороги, к сожалению, как были, так и есть. 
– Какие планы на ближайшее будущее?
– Выйду на пенсию года через два и буду путешествовать.
Приятная беседа пролетела быстро. Чтобы сохранить память о встрече сделали общее фото на фоне молодой сирени, которую Владимир Георгиевич посадил в один из своих визитов. 

Андрей Ефремов

Возврат к списку

Актуальные статьи

AlfaSystems massmedia K3FN2SA