8 (3513) 543-545
glagol.miass@mail.ru

gl3.jpg

Российская экономика на карантине |

1 марта Владимир Путин поручил проработать дополнительные меры по снижению влияния коронавируса на российскую экономику, ежедневный ущерб от которого министр финансов Антон Силуанов оценил в 1 млрд рублей. Следом в Минэкономразвития решили пересмотреть сценарии на год: новые экономические прогнозы с учетом влияния эпидемии представят в апреле. При этом глава министерства подчеркнул, что четких прогнозов развития ситуации никто дать не может.

Российская экономика  на карантине
В качестве главного аргумента, почему российская экономика страдает от эпидемии COVID-19, власти приводят высочайшую взаимозависимость и взаимо-связанность экономик мира. Однако правда в том, что наша экономика слабее интегрирована в мировую, чем в том же 2008 году, когда грянул финансовый кризис. До сих пор «подушкой безопасности» для России является Фонд национального благосостояния, который даже при самом пессимистичном развитии ситуации позволит в течение нескольких лет сохранить текущий уровень жизни. 
Да, эксперты ожидают, что по итогам первого квартала этого года Китай существенно замедлит экономический рост, это закономерно приведет к ослаблению рубля. Такая реакция российской валюты на изменения, связанные с потреблением нефти – нормальна. Однако сейчас ситуация с коронавирусом в Китае стабилизировалась, если эпидемию удастся побороть в короткие сроки, то китайская экономика быстро перейдет в фазу восстановительного роста. Здесь уместно вспомнить, что в конце 2019 года США и Китай подписали долгожданное торговое соглашение - и если бы не эпидемия коронавируса, то рост китайской экономики с высокой долей вероятности превысил бы в 2020-м прошлогодние показатели.
Пока правительство беспокоится о влиянии коронавируса на экономику, «нефтяная игла» так и остается главной системной проблемой. Львиная доля валютных поступлений в бюджет России идет с продажи нефти. В других развитых странах экономика более диверсифицирована.
В последнем интервью для проекта ТАСС «20 вопросов Владимиру Путину» президент признался, что его беспокоит стагнация реальных доходов россиян, которую глава государства объяснил резким – почти в два раза – падением цен на энергоносители. При этом, отвечая на вопрос о персональной ответственности чиновников за снижение доходов населения и рост бедности, президент напомнил, что здесь речь может идти и о факторах, которые не зависят от властей страны. 
– Есть и объективные обстоятельства, понимаете. Ну что можно сказать про персональную ответственность, если снизились цены на нефть на мировом рынке? – заявил глава государства.
Сам собой напрашивается вывод: главная проблема российской экономики – не коронавирус, а то, что власти не знают, как стимулировать ее рост. Каждый год Путин дает правительству поручение, например, в 2021 году темпы роста российской экономики должны перешагнуть порог в 3%, а в дальнейшем опережать мировые. По факту же мы наблюдаем стагнацию, когда любой рост – это ловкое жонглирование цифрами.
Таким образом, после введения санкций и постепенной изоляции основными способами повышения темпов роста российской экономики, которые способна предложить власть, остаются карантин и наблюдение. 
Анастасия Колесниченко, специально для газеты «Глагол», г. Челябинск
© Петр Ковалев/ТАСС. svpressa.ru

Возврат к списку

Актуальные статьи

AlfaSystems massmedia K3FN2SA